Президент НАУФОР Алексей Тимофеев рассказал, как власти планируют решать проблему блокировки ценных бумаг, с какими жалобами инвесторов разбирается ассоциация брокеров и почему нерезидентов нужно вернуть на рынок.

Содержание

    «В НАУФОР прорабатываются перспективы судебных споров с международными депозитариями»

    — 3 июня Национальный расчетный депозитарий подпал под санкции ЕС. Если раньше был шанс разблокировки «моста» НРД-Euroclear, то что будет теперь?

    — Да, до 3 июня мы надеялись, что НРД и иностранные глобальные депозитарии найдут общий язык и проведут процедуру отделения ценных бумаг, принадлежащих подпавшим под санкции лицам, от всех остальных. После введения санкций против НРД блокировка де-факто стала блокировкой де-юре. Тем не менее, как и прежде, мы рассчитываем найти решение, которое позволит отделить и при необходимости вывести из НРД ценные бумаги, принадлежащие гражданам и компаниям, которые не входят в санкционные списки и, таким образом, не должны ограничиваться в распоряжении имуществом с точки зрения самого европейского законодательства. В этом направлении НАУФОР работает сообща с НРД и Московской биржей. Помимо этого, в НАУФОР прорабатываются перспективы судебных споров с международными депозитариями с участием российской индустрии и ее клиентов.

    — 30 мая СПБ Биржа объявила о частичной блокировке американских акций, хранение которых было связано с инфраструктурой НРД. Это был выходной день в США, а на следующий день запрет вступил в силу, соответственно, у инвесторов не было возможности продать бумаги. Почему нельзя было объявить о заморозке заранее?

    — Строго говоря, большая часть ценных бумаг, торговавшаяся на СПБ Бирже и при этом учитывавшаяся в НРД, была заблокирована сразу. Существовала небольшая часть, которая оказалась в НРД чуть позже и торговля которой продолжалась. Это создавало риск, что для расчетов по сделкам с такими ценными бумагами с иностранными контрагентами свободных от блокировки ценных бумаг может не хватить, а заблокированные не переведет Euroclear. Это затрагивает не только интересы участников сделок, но и создает опасность для стабильности инфраструктуры и посредников, а значит, и всех остальных инвесторов.

    Читайте по теме:
    НРД и НКЦ: депозитарии и клиринговые центры на рынке ценных бумаг
    0

    Руководствуясь этими соображениями, Банк России потребовал полностью прекратить торговлю всеми заблокированными бумагами. Такого рода решения часто готовятся и объявляются в выходные дни, и всегда — до открытия торгов, чтобы не дать преимущества никому из участников рынка. Ко всему прочему, определение подходов к блокировке — а это нетривиальная задача при немаркированном учете ценных бумаг — и сама блокировка заняли у посредников немало времени.

    — Именно из-за этого заблокировали акции всем, а не только тем, у кого они были в НРД?

    — Принадлежность конкретных акций при немаркированном учете определить нельзя. Заблокировали только акции, находящиеся в НРД, а вот распределять их пришлось пропорционально среди всех владеющих такими акциями клиентов.

    — Некоторые инвесторы жаловались, что у них 100% позиции заблокировано. Как так вышло?

    — Это зависит от того, сколько именно ценных бумаг принадлежало клиентам каждого брокера. И если некоторые бумаги принадлежали только нескольким клиентам, они могли быть заблокированы все.

    — Были ли какие-то другие способы выйти из этой ситуации?

    — Мы прорабатывали с Банком России альтернативные решения, но ни одно из них нельзя было принять так быстро, чтобы избежать рисков, связанных с прекращением расчетов заблокированными ценными бумагами. В этом смысле других выходов не было. Мы и сейчас допускаем возможность поиска решений, как организовать торги заблокированными ценными бумагами. Однако основной путь, по которому мы идем, тот, о котором я уже говорил, — снятие блокировки ценных бумаг, принадлежащих лицам, свободным от санкций.

    «Нам удалось избежать системного кризиса. Сегодня отечественный инвестор, в первую очередь розничный, по крайней мере отчасти компенсирует отсутствие иностранного»

    — Таким образом, российский рынок столкнулся с беспрецедентными инфраструктурными ограничениями. Как произошло, что брокеры и биржи оказались неготовыми к подобной ситуации?

    — Риски, с которыми столкнулись финансовая индустрия и инфраструктура, были за пределами прогнозирования. Даже с учетом этого и индустрия, и инфраструктура показали себя с лучшей стороны. Я также хочу отдать должное финансовым регуляторам, которые в этих условиях действовали сообразно обстоятельствам и эффективно. Нам удалось избежать системного кризиса, на рынке сохраняется доверие финансовых организаций друг к другу — это важно. Я также вижу, что инвесторы в целом правильно оценивают случившееся и сохраняют доверие к рынку.

    — Ожидаете ли вы отток частных инвесторов с рынка в ближайшее время? Сколько людей уже ушло с рынка — есть ли такие оценки?

    — В течение первого квартала этого года приток розничных инвесторов на фондовый рынок продолжился — их число увеличилось на 15%. Это много. Похоже, мы задали этому процессу сильную инерцию, которая была поддержана теми, кто решил купить подешевевшие ценные бумаги и выйти на валютный рынок. Однако я предполагаю, что впоследствии приток инвесторов замедлится, поскольку по-настоящему массовый интерес к рынку связан с его ростом, а рынку предстоит высокая волатильность, которая массового инвестора обычно отпугивает.

    — В 2020–2021 годах рынок был полон оптимизма в связи с огромным притоком частных инвесторов. Теперь западные санкции и ответные ограничения ЦБ нанесли по ним, возможно, самый большой удар (в силу отсутствия опыта). На какой срок затормозилось развитие этого сегмента рынка?

    — Действительно, привлечение розничного инвестора было ключевым элементом плана развития финансового рынка. Мы добились огромного прогресса в этом. Российский фондовый рынок изменился качественно — сегодня отечественный инвестор, в первую очередь розничный, по крайней мере отчасти компенсирует отсутствие иностранного.

    Сейчас же наша задача — минимизировать негативный эффект западных санкций, сохранить доверие граждан к рынку, а также уберечь то разнообразие инструментов, которое было основой для развития индустрии в последние годы. Очевидно, что вынужденная перестройка, а также адаптация и замещение финансовых инструментов займет некоторое время. Мы над этим уже работаем.

    Читайте по теме:
    ETF-провайдер FinEx ликвидировал фонд. Убыток инвесторов — ₽2,3 млрд
    0

    Пока последствия санкций привели к потерям в капитализации на 25% и потере ликвидности. Это жаль, поскольку качественные изменения нескольких последних лет за два предыдущих года стали отражаться на объемных показателях. Например, капитализация рынка акций в прошлом году выросла на 22%, ликвидность в 2020 году удвоилась, а в прошлом году выросла еще более чем на 20%. А это должно было стать основой для активизации IPO (первичное публичное размещение акций компании на бирже. — Прим. «РБК Инвестиции»).

    — Как вы видите судьбу иностранных ценных бумаг в свете их блокировки в НРД? ЦБ говорит о приоритете патриотических инвестиций…

    — Основная часть российского финансового рынка — ценные бумаги, валютная и срочная секции — работают. Уязвимым оказался сектор иностранных ценных бумаг, где из-за санкций против НРД заблокированы расчеты по российским еврооблигациям, иностранные бумаги, обращающиеся на Московской бирже и частично на СПБ Бирже. По этой же причине приостановились операции с инвестиционными паями ПИФ (паевые инвестиционные фонды. — Прим. «РБК Инвестиции»), в которые входят иностранные бумаги. Это показало уязвимость централизованной системы хранения и вызвало сомнение в международных инфраструктурных институтах, которые до сих пор пользовались доверием. Понятно, что это оживляет и дискуссию по поводу иностранных бумаг.

    Тем не менее возможность их покупки была важным фактором привлечения розничных инвесторов. Условно говоря, для того чтобы выбирать финансовые инструменты, формировать долгосрочные инвестиционные стратегии и диверсифицировать портфели, нужен доступ к 1000 акций и 1000 облигаций из разных отраслей и желательно в разных валютах. Набор отечественных финансовых инструментов, особенно акций, гораздо скромнее. Российские розничные инвесторы вкладывались в отечественные бумаги благодаря доступу к иностранным и возможности диверсифицировать портфели.

    К началу 2022 года доля иностранных акций и паев в портфелях розничных инвесторов, клиентов брокеров, составляла только 14%, а инвестиции в отечественные акции — 46%. При этом инвестиции розничных инвесторов в отечественные акции превышали активы ПИФ и НПФ, которые те вкладывали в российские акции, причем в отношении НПФ — многократно. Сегодня речь идет о сохранении разнообразия финансового инструментария как условия эффективной работы финансового рынка, а значит, о разблокировке иностранных ценных бумаг в НРД, а также о доступе к ценным бумагам других регионов мира.

    Здание Московской биржи
    Здание Московской биржи (Фото: Shutterstock)

    «Нельзя исключать иностранных инвесторов из торгов на российском финансовом рынке»

    — Вероятно, прежних объемов торгов нет, потому что нет иностранцев. Какую позицию занимают брокеры в вопросе их допуска к торгам?

    — Да, падение ликвидности заметно связано с тем, что нерезидентам запретили продавать российские ценные бумаги. До этого доля нерезидентов в обороте составляла около 40%. Иностранный инвестор важен, и борьба за него идет между всеми финансовыми рынками. Масштабы глобальных инвестиций превосходят отечественные на большинстве финансовых рынков, однако вряд ли в ближайшее время мы сможем на них рассчитывать.

    В любом случае нельзя исключать иностранных инвесторов из торгов на российском финансовом рынке, и, в первую очередь, следует подумать, как разблокировать принадлежащие им российские ценные бумаги. На мой взгляд, если это сделать осторожно и ограничить конвертацию вырученных от продажи ценных бумаг рублей в валюту, то это пойдет на пользу ликвидности российского рынка. Пока, как мне кажется, такое решение малореалистично из-за блокировки иностранных ценных бумаг российских инвесторов на счете НРД в Euroclear и Clearstream. Скорее, может рассматриваться решение о взаимной разблокировке активов, по крайней мере активов, принадлежащих лицам, на которые не распространяются санкции.

    — Вы предлагаете, чтобы они оставались тут внутри и торговали друг с другом?

    — Нет, хотя я думаю, что проект отдельного «стакана», когда иностранные инвесторы торгуют только друг с другом, может рассматриваться как первый этап разблокировки. Но это не решает задач повышения ликвидности и качества ценообразования на российском фондовом рынке, а также лишает российских инвесторов доступа к ценным бумагам, которые они были бы готовы купить у нерезидентов.

    «Мы разбираемся с ситуациями, когда клиенты хотели воспользоваться обычной процедурой перевода активов, но не смогли»

    — Как будет решаться проблема так называемых «беженцев ВТБ» — людей, которые перекочевали в «Альфу», а потом после введения санкций против «Альфы» были вынуждены самостоятельно выводить бумаги?

    — Финансовые организации, подпавшие под санкции, были вынуждены, хотя, кстати, не обязаны, организовать централизованный перевод своих клиентов в другие организации, часто к своим конкурентам. Цель такого перевода — защитить как можно большее число клиентов от блокировки их ценных бумаг. Это важно. Ни одна организация не смогла бы использовать обычную процедуру для того, чтобы решить эту задачу в течение того времени, которое для этого отводилось.

    Основные проблемы возникли у тех, у кого ценные бумаги переводились с ИИС — формально для такого перевода сначала нужно было открыть другой ИИС и перевести все активы полностью, а после этого поспешить закрыть первый ИИС. Сейчас мы работаем над изменением законодательства, для того чтобы допустить одновременное существование двух ИИС, в том числе с ценными бумагами на том и другом.

    Читайте по теме:
    Вопросы к брокерам из-за санкций: от «зависших» акций до обмена валюты
    1

    Одновременно Минфин разработал поправки, которые освобождают от обязанности платить налоги с доходов при переводе активов с ИИС. Они уже приняты в первом чтении. Все вместе это позволит сохранить инвесторам налоговый режим ИИС, даже если их первый ИИС не закрыли вовремя, а также если возникло два ИИС, на каждом из которых есть ценные бумаги. Одновременно мы как саморегулируемая организация разбираемся с ситуациями, когда клиенты хотели воспользоваться обычной процедурой перевода активов, но не смогли. Мы считаем, что централизованный перевод не исключал обычную процедуру и клиенты могли ею воспользоваться, пусть и рискуя не успеть. Есть и ситуации, когда финансовая организация предлагала клиентам выбрать брокера для перевода бумаг, но пожелания клиентов не учла. Повторюсь, мы принимаем во внимание, что подпавшие под санкции компании руководствовались интересами клиентов, число которых составляло сотни тысяч, действовали в цейтноте, исключавшем возможность обработки поручений в обычном режиме, а также стараются исправить ошибки, неизбежные при таких операциях.

    — А что делать тем, у кого на ИИС оказались заблокированные бумаги? Как закрыть такой ИИС? Ведь, например, получить вычет типа Б можно только при закрытии счета.

    — Блокировка не позволяет продать ценные бумаги, но не лишает инвестора возможности закрыть ИИС и перевести ценные бумаги на обычный счет, если местом их хранения останется НРД.

    — Если глобально на все это смотреть — блокировки, заморозки, зависшие выплаты по дивидендам и купоны по евробондам — инвесторам кто-то что-то за это компенсирует?

    — Мы не думаем ни о каких компенсациях со стороны государства, посредников или инфраструктуры. Мне вовсе не кажется, что со стороны инвесторов есть запрос на патернализм — в большинстве своем инвесторы прагматично мыслят и верно оценивают происходящее. Со своей стороны мы, индустрия и инфраструктура, сообща с регулятором делаем все возможное для того, чтобы сохранить качества, приобретенные финансовым рынком за последние годы, и продолжить его развитие.

    Здание Национального расчетного депозитария в Москве
    Здание Национального расчетного депозитария в Москве (Фото: НРД)

    — Изучала ли НАУФОР ситуацию с «Универ Капиталом», когда из-за проблем самого брокера пострадали его клиенты, не участвовавшие в маржинальной торговле? Ассоциация не разрабатывала для своих участников рекомендаций, чтобы не допустить такой ситуации в будущем?

    — Мы изучили и отреагировали на ситуацию с «Универ Капиталом». Во-первых, НАУФОР опубликовала рекомендации, как раскрывать риски, связанные с разными вариантами учета прав на активы. Дело в том, что по закону «О клиринге и клиринговой деятельности» брокер должен сообщить клиенту о возможности разных вариантов учета активов, а также о рисках, с которыми связан каждый из них. Мы выяснили, что многие клиенты считали, что, если сами не совершают необеспеченные сделки, их активы защищены от рисков чужих сделок, даже если учитываются на общем счете. Мы рекомендовали брокерам объяснять, что учет активов на общих счетах не защищает от использования их в качестве обеспечения по чужим необеспеченным сделкам.

    Во-вторых, мы и Национальная финансовая ассоциация (НФА) обратились в ЦБ с предложениями, как устранить неясность правил о получении согласия клиента на использование его ценных бумаг, которая сейчас есть в базовом стандарте брокерской деятельности. Стандарт не считает использованием операции, не превышающие стоимость ценных бумаг каждого клиента. Однако в случае, если стоимость ценных бумаг резко падает, обеспечением по операциям одного клиента становятся ценные бумаги других клиентов на том же счету. Кроме того, мы предложили запретить РЕПО и некоторые другие операции по общим счетам.

    Что же касается самого «Универа», то, насколько мы можем судить, он справился с неприятностями и избежит банкротства.

    «Стимулирование внутренних инвестиций сегодня важнее, чем прежде, — у нас нет надежды ни на кого, кроме внутреннего инвестора»

    — Не так давно первый зампред ЦБ Ксения Юдаева заявила, что регулятор готовит сокращение некоторых существующих ограничений для ИИС. Известно ли вам о том, что планирует сделать ЦБ, какие ограничения снять? Каков в целом вектор развития семейства ИИС?

    — В течение последних нескольких лет идет дискуссия о развитии семейства ИИС, в первую очередь об улучшении условий по ИИС-2 и о создании ИИС-3. Я полагаю, что стимулирование внутренних инвестиций сегодня важнее, чем прежде, — у нас нет надежды ни на кого, кроме внутреннего инвестора. Я считаю, что по-прежнему важно увеличить сумму взноса на ИИС-2 с ₽1 млн до ₽3 млн. Концепция ИИС-3, похоже, трансформируется в концепцию общего инвестиционного вычета, когда часть заработной платы и определенную сумму можно будет направлять по своему усмотрению брокеру, управляющему, в НПФ или купить страховой продукт. При этом, стоит заметить, отношение к использованию налогового режима ИИС для иностранных ценных бумаг в настоящее время негативно, и такая возможность будет, вероятно, отменена или ограничена.

    — Завершая тему налогов: на какой стадии находится обсуждение инициативы об отмене НДФЛ с купонных выплат, направленной НАУФОР главе правительства России Михаилу Мишустину? Поддерживают ли в правительстве данную инициативу?

    — Пока отношение к этой инициативе со стороны Министерства финансов негативное. При этом ведомство предложило освободить от НДФЛ операции с золотыми слитками, поощряя их по сравнению с операциями с облигациями. Однако более драматичен налоговый арбитраж между депозитами и облигациями наиболее надежных эмитентов. В том числе между депозитами и государственными облигациями , по которым доходы отличаются незначительно и эффект налога особенно заметен. Тем более что проценты по депозитам были вовсе освобождены от НДФЛ за 2021 и 2022 годы.

    «Мы по-прежнему считаем, что ETF — это хорошие инструменты»

    — Как индустрия паевых инвестиционных фондов чувствует себя в текущих условиях?

    — Индустрия ПИФ активно развивалась последние несколько лет: в объемах стоимость чистых активов закрытых ПИФ только в прошлом году увеличилась на 44%, а розничных — на 35%. Если говорить о количестве инвесторов, то в розничных фондах число пайщиков составило около 9 млн, в первую очередь благодаря биржевым фондам, где число пайщиков превысило 5 млн. В результате блокировки ценных бумаг в НРД сейчас заблокированы операции с паями — размещение, выкуп, продажа, примерно 130 фондов с 3 млн пайщиками.

    Для постепенного решения проблемы мы ждем от Банка России решения о механизме реорганизации фондов, где заблокированные активы составляют более 10%. В этом случае заблокированные активы из ПИФ будут выделяться в специально создаваемые закрытые ПИФ, а операции с его паями — возобновляться. Такая реорганизация могла бы быть проведена до осени, одновременно мы будем решать задачу разблокировки остальных активов.

    — Рынок так долго доказывал, что ETF, то есть биржевые инвестфонды, — это безопасно. Кто виноват в истории с крахом фонда FXRB от FinEx?

    — У любой ценной бумаги или финансового продукта есть риск. ПИФы и ETF предполагают диверсификацию — и потому надежнее, чем другие финансовые инструменты, но рисков не лишены. FinEx трудно упрекнуть в той конструкции, которую они заложили в фонд FXRB, — она была направлена как раз на то, чтобы защитить от нежелательного движения курса рубля. Я уже говорил, что участникам рынка пришлось столкнуться с малопредсказуемыми рисками, и комбинация рисков, с которой столкнулся FinEx, не была учтена его фондом.

    Мы по-прежнему считаем, что ETF — это хорошие инструменты, которые желательны на российском финансовом рынке.

    — Мы правильно понимаем, что идея допуска на рынок неспонсируемых западных ETF уже не получит развития?

    — Да, предполагалось, что 1 апреля 2022 года на российский организованный рынок будет допущено сразу несколько сотен неспонсируемых ETF, поскольку с этой даты отменялись некоторые мешавшие такому допуску ограничения. Понятно, что сейчас процесс вывода ETF на организованный рынок приостановлен.

    Тимофеев Алексей Викторович,
    председатель правления НАУФОР

    Тимофеев Алексей Викторович родился 3 мая 1972 года в Нижневартовске.

    Высшее образование получил в Уральской государственной юридической академии, которую окончил по специальности «правоведение» в 1994 году.

    В 1991—1992 годах работал юрисконсультом филиала Инвестбанка в Екатеринбурге.

    В 1993-м стал юрисконсультом в Уральско-товарно-фондовой бирже, однако вскоре перешел в юридическую фирму «Лазарев и партнеры», где по 1994-й трудился на посту заместителя директора.

    С 1994-го по 1995-й был экспертом в проекте Pricewaterhouse Coopers (PwC), с 1995-го по 1998-й состоял в группе экспертов-консультантов в Международном институте развития правовой экономики.

    С 2001-го по 2004-й являлся одним из членов экспертного совета ФКЦБ (сегодня — ФСФР).

    Входил в состав экспертной группы по административной реформе (финансовый рынок, валютные регулирования) правительства России. С октября 2005 года по настоящее время занимает пост председателя правления НАУФОР.

    1 февраля 2017 года стало известно, что Алексея Тимофеева избрали председателем комитета по стандартам деятельности управляющих при ЦБ РФ.