Роберт Ситрон годами инвестировал, полагаясь на советы друзей и астролога. А потом его сделки с рискованными инструментами привели к крупнейшему муниципальному банкротству в истории США. Вот его история.

Содержание

    Казалось, что Роберта Ситрона ждет жизнь типичного неудачника — в молодости у него мало что получалось. Он хотел пойти в армию и отправиться на фронты Второй мировой, но на медосмотре у него обнаружили астму. Потом юноша поменял несколько факультетов в Университете Южной Калифорнии, но в итоге нигде не получил диплома.

    Он сменил несколько работ: от продавца автомобилей до кредитного менеджера. Стабильность в карьере появилась только в 1960 году, когда в возрасте 35 лет он устроился на работу в налоговую инспекцию округа Ориндж, штат Калифорния. Именно там он преуспел, быстро поднявшись до должности супервайзера. А в 1970 году для Ситрона наконец все сложилось: он выдвинул свою кандидатуру на выборы казначея Оринджа и выиграл их.

    Обращался за советом к друзьям и астрологу перед инвестициями

    Должность казначея предусматривала необходимость инвестирования средств округа. Но поскольку они предназначались для социальной сферы, вложения в рискованные активы исключались. Коллеги Ситрона из других округов обычно вкладывались в гособлигации США. Поначалу он так и сделал — разумный выбор, учитывая, что до победы на выборах Роберт ни разу не покупал акции.

    На своем посту Ситрон не был независимым инвестором в полном смысле слова. В выборе инструментов он полагался на мнение приятелей, работавших в крупных инвестиционных банках. Те были только рады: Роберт никогда не торговался и покупал бумаги по максимальным ценам, а также не скупился на комиссионные. Учитывая объемы фонда Оринджа (несколько миллиардов долларов), это были весомые деньги.

    Но это не все: перед инвестициями он консультировался не только с профессионалами, но и с астрологом. Если тот считал, что звезды сошлись не так, как надо, то Ситрон отказывался от всех сделок на это время.

    Читайте по теме:
    Миссисипский пузырь: как обрушить экономику Франции за несколько лет
    0

    Организаторские способности не были его сильной стороной: Роберт записывал сделки на картонные карточки, которых у него были сотни. Следить за такой архаичной картотекой было непросто — но старомодного казначея все устраивало. Самым продвинутым инструментом в его арсенале был калькулятор в наручных часах.

    Все это не мешало Роберту успешно справляться с обязанностями: за 20 лет в должности казначея он добился среднегодовой доходности в 9%. Иногда она достигала 17,7%, и его работа обеспечивала до трети бюджета округа.

    Репутация у Ситрона сложилась соответствующая: его называли финансовым гением, а жители занимали средства, чтобы вложиться в фонд Оринджа. И на каждых выборах Роберт успешно переизбирался — всего он выиграл семь голосований.

    Рискнул и вложился в сложные инструменты

    В начале 1990-х портфель фонда под управлением Ситрона разросся до $7,5 млрд. Возможно, он так и остался бы в истории как великолепный управляющий — но из-за снижения ставок ФРС и, как следствие, падения доходности облигаций Роберт отказался от инвестиций в надежные бумаги.

    И переключился на структурные продукты — сложные и высокорисковые финансовые инструменты, состоящие из нескольких базовых компонентов. Как и в случае с другими вложениями, их посоветовали знакомые из инвестдомов. Больше всех постарался брокер Merrill Lynch Майкл Стейменсон.

    Читайте по теме:
    Потерял $2,3 млрд и сел в тюрьму: провальная афера трейдера Квеку Адоболи
    0

    Стратегия Роберта базировалась на низких краткосрочных процентных ставках. Уверенный, что процентные ставки не изменятся, Ситрон вложил $2,8 млрд в сложную комбинацию финансовых инструментов — деривативов. Ожидаемая доходность могла составить 15% годовых. Более того, Ситрон активно использовал заемные средства, причем залогом для них выступали бумаги фонда. Поэтому размер его портфеля составлял более $20 млрд.

    Когда его спрашивали, что он будет делать, если ставка все же вырастет, Роберт отвечал, что такого не случится. Как утверждается в книге «Трейдеры, пушки и деньги» Сатьяжита Даса, на вопрос, почему Ситрон так в этом уверен, он заявил: «Я один из крупнейших инвесторов Америки и разбираюсь в подобных вещах».

    Повышение ставок уничтожало портфель, но Ситрон игнорировал убытки — из-за новых выборов

    Никто не замечал действий Ситрона, пока в апреле 1994 году ФРС США внезапно не подняла процентные ставки. Это вызвало падение цен на целый ряд активов в портфеле округа.

    Возможно, катастрофы удалось бы избежать в случае своевременной реакции — в Merrill Lynch, продавшей Ситрону значительную часть деривативов, предлагали поскорее избавиться от активов, предвидя повышение ставок. Но Роберт в ответ отказался от сотрудничества с банком.

    Он упорно игнорировал ситуацию со ставками по одной причине: в мае 1994-го как раз проходили очередные выборы казначея, которые Ситрону очень хотелось выиграть. Поэтому даже в апреле он не фиксировал убыток и не сообщал о потерях.

    В потерях пришлось признаться и уйти в отставку, а округ обанкротился

    Ситуация становилась все хуже и хуже: ФРС продолжала поднимать ставки. За год их рост составил 2,25%. Инвестиции Ситрона быстро обесценивались, стоимость займов для округа росла — но он уже совершенно не понимал, что делать, и лишь продолжал отрицать проблемы.

    Это не могло продолжаться бесконечно: в ноябре 1994-го брокеры c Уолл-стрит выставили требования по поручительствам на миллиарды долларов. Это создало безвыходную ситуацию для казначея. 1 декабря Роберту пришлось признать, что он потерял $1,5 млрд, а еще через два дня — подать прошение об отставке.

    Ситрон по-прежнему уверял, что ситуацию можно исправить. Но банкиры ему не верили и продолжали выводить деньги. Вместе с угрозой массового бегства инвесторов из фонда Оринджа это создало безвыходную ситуацию — и 6 декабря 1994 года один из самых богатых округов в США заявил о банкротстве.

    Ситрон мог отправиться в тюрьму на 14 лет, но в итоге 9 месяцев занимался бумажной работой

    Новость о банкротстве целого округа стала шоком для США. Банкиры начали распродавать залоговое имущество округа по бросовым ценам — всего убыток для Оринджа составил $1,64 млрд. Сам Роберт из уважаемого человека мгновенно превратился в изгоя: разъяренные граждане требовали для 70-летнего экс-казначея тюрьмы до конца жизни.

    «Вынужден признать, что на самом деле я не настолько опытный казначей, каким считал себя», — заявил Ситрон в суде. Он признался в отсутствии опыта и знаний, рассказал, что для инвестиций пользовался советами астролога. Например, для управления средствами округа он использовал астрологическую карту за $4,5.

    Читайте по теме:
    Колдуны от финансов: аферисты-астрологи, которые обманывали инвесторов
    0

    Роберту грозил штраф в $10 млн и до 14 лет тюрьмы, но в итоге он избежал серьезного наказания. Экс-казначей заявил, что у него есть заболевание мозга, из-за которого он не может принимать рациональные решения и обрабатывать числа. Обследовавшие его врачи подтвердили, что он находится в плохом физическом и психическом состоянии.

    Поэтому Роберта признали виновным в незаконном использовании средств округа и приговорили к $100 тыс. штрафа и всего одному году заключения. В 1997 году он провел около девяти месяцев из него в тюремном комиссариате, составляя в алфавитном порядке запросы заключенных на дезодоранты, конверты, шоколадные батончики и другие предметы. Ночи и почти все выходные он проводил дома.

    Для Роберта все было закончено, но не для округа Ориндж: его представители попытались возместить часть потерь и потребовали компенсацию от многочисленных советчиков Ситрона из инвестиционных банков, которые пользовались доверчивостью некомпетентного казначея.

    В результате множества судов Ориндж вернул $500 млн, большая часть которых пришлась на Merrill Lynch. Также округ выпустил облигации и повысил налоги. Но власти все равно признавали, что для полного покрытия ущерба понадобятся десятилетия.

    Последние годы не признавал вину и страдал от слабоумия

    А Ситрон ушел на пенсию — она составляла $92,9 тыс. в год. Его слабоумие прогрессировало: друзья Роберта говорили, что у него случались провалы в памяти, из-за которых он не мог вспомнить имена, закончить предложение или разговор.

    Он до конца жизни отрицал, что стал виновником банкротства округа: говорил, что если бы надзорные органы не вынудили его уйти в отставку, то на Уолл-стрит не было бы никакой паники и распродажи активов округа. А еще он заявлял, что гордится временем, проведенным в должности казначея округа.

    Ситрон скончался 16 января 2013 года в возрасте 87 лет от сердечного приступа.

    Видео: The Orange County Debacle (1994)