В XVIII веке талантливый предприниматель Джон Лоу хотел восстановить финансовую систему Франции, а в итоге ее разрушил. Рассказываем про человека, который вошел в историю как отец инфляции.

Содержание

    Все началось с того, что в 1715 году умер король Франции Людовик XIV и оставил после себя огромный долг в 3 млрд ливров. При этом годовой доход страны составлял в то время только 145 млн. Французская экономика оказалась в плачевном состоянии.

    Наследнику короля было всего пять лет, и управлять страной стал регент — герцог Филипп Орлеанский. Он пытался привести финансовое положение страны в порядок и пополнить государственную казну, но его мер оказалось недостаточно. Тогда герцог позвал на помощь шотландского финансиста Джона Лоу.

    Читайте по теме:
    Едва не убил Societe Generale и задолжал €5 млрд: история Жерома Кервьеля
    0

    Джон Лоу был известным азартным игроком в карты и спекулянтом. К тому моменту, как оказался во Франции, он успел убить человека на дуэли, побывать в тюрьме, сбежать из нее, уехать в Голландию и изучить, как работает крупнейший европейский банк — Амстердамский.

    Там он выпустил книгу. Ее главной идеей было следующее: для преодоления экономического застоя и оздоровления финансовой системы страны необходимо, чтобы государственный банк выпускал банкноты, которыми можно было бы расплачиваться наряду с металлическими монетами, платить ими государственные налоги и по первому требованию обменять на золото или серебро. Эту идею ему удалось реализовать во Франции. Правда, все пошло наперекосяк.

    Три в одном: директор Миссисипской компании, управляющий Королевским банком и инспектор финансов

    Герцогу Орлеанскому понравилась концепция, и в 1716 году он разрешил Джону Лоу учредить частный банк. Банк выпустил бумажные деньги, и это помогло. Экономика Франции ожила, страна практически расплатилась с долгами, а налоги в казну начали поступать регулярно. Банк стал популярным, отделения открывались по всей стране, и в 1718 году герцог переименовал его в Королевский банк Франции. А Джон Лоу стал его управляющим.

    Популярность и доверие к Лоу, как и к банку, росла. Воспользовавшись этим, финансист в 1717 году организовал Миссисипскую компанию. Филипп Орлеанский предоставил ей монополию на торговлю с Луизианой — французской колонией в Америке на берегах реки Миссисипи. Предполагалось, что компания продаст акции и на вырученные деньги начнет осваивать новые земли и торговать с местным населением. В августе 1717 года компания выпустила 200 тыс. акций по 500 ливров каждая.

    Портрет Джона Лоу. Художник Алексис-Симон Белль
    Фото: Портрет Джона Лоу. Художник Алексис-Симон Белль

    Вскоре Миссисипская компания объединилась с Китайской, Ост-Индской и Гвинейской и получила название «Компания всех Индий». И, по сути, охватила всю зарубежную торговлю Франции. Джон Лоу старался как можно сильнее подогреть интерес к своему предприятию. В газетах то и дело говорили, как богаты земли Луизианы, сколько там золота, пряностей, табака и других ценностей. «Компания всех Индий» продавала людям заморские земли, а акционерам обещала огромные дивиденды.

    Джон Лоу сам распределял, кому продать акции компании, когда выпускал их. Он обустроил территорию рядом со своим поместьем и разрешил торговлю акциями только там и нигде кроме. Так возникла фондовая биржа. Расплатиться за акции можно было не только монетами и банкнотами Королевского банка, но и государственными облигациями . Таким образом, «Компания всех Индий» практически становилась кредитором французского государства.

    Читайте по теме:
    Пузырь доткомов: что это такое и почему все говорят о повторении истории
    0

    Вскоре благодаря слухам особняк Джона Лоу начали осаждать толпы людей, желавших купить бумаги по номиналу. Начался ажиотаж. А на прием к финансисту невозможно было попасть. Если в 1717 году одна акция стоила 500 ливров, то к 1 августа 1719-го уже 2750 ливров. К концу месяца — 4,1 тыс. ливров, а к 2 декабря цена одной бумаги составляла более 10 тыс. ливров. В какой-то момент цена одной акции Миссисипской компании зашкаливала за 15 тыс. ливров.

    Люди брали в долг, чтобы купить побольше акций. Всем казалось, что они нашли золотую жилу. В январе 1720 года Джона Лоу обожали, его родной город Эдинбург присвоил ему почетное гражданство, а герцог Филипп Орлеанский назначил Лоу инспектором финансов и сделал почетным членом Парижской академии.

    Заплати нам, Джон Лоу, чеканной монетой

    Тем временем Королевский банк продолжал выпускать банкноты в огромном количестве. И в какой-то момент крупным игрокам стало понятно, что бумажки не обеспечены драгоценными металлами. А значит, и акции Миссисипской компании. Принц де Конти первым решил поменять банкноты на монеты в Королевском банке. Его примеру вскоре последовали другие. Казна начинала пустеть.

    Ко всему прочему, до народа стали доходить слухи, что богатства у реки Миссисипи не такие уж и большие. Луизиана была небогатым, необжитым краем. А французские переселенцы не особенно стремились его осваивать, туда мало кто доезжал и оставался. Торговля не приносила огромных доходов, как предполагалось, и даже не покрывала стоимость постройки кораблей. В итоге акции начали стремительно падать.

    Чтобы как-то поддержать стоимость акций, Королевский банк Франции, которым также управлял Джон Лоу, начал покупать акции Миссисипской компании. Но и без того полупустая казна не могла вечно поддерживать курс акций. В итоге у банка скоро кончились деньги. Тогда инспектор финансов, опять же Джон Лоу, распорядился напечатать еще больше бумажных денег, чтобы продолжить покупать акции Миссисипской компании. В итоге получился замкнутый круг. Вся финансовая система Франции оказалась в глубоком кризисе.

    Читайте по теме:
    Уроки истории: как разведение тюльпанов привело к биржевой катастрофе
    0

    Акции Миссисипской компании продолжали падать. Люди старались как можно быстрее избавиться от них. Но стоимость бумаг все снижалась и снижалась, и вскоре акции совсем обесценились. Французская казна практически опустела и осталась с акциями, которые уже почти ничего не стоили. Королевский банк больше не мог удовлетворять запросы людей и менять банкноты на монеты.

    В августе 1720 года Филипп Орлеанский объявил Королевский банк банкротом. А в ноябре все банкноты, выпущенные Королевским банком, были аннулированы. Люди потеряли все, в Париже прошла волна самоубийств. Вот так Миссисипский пузырь охватил всю финансовую систему Франции, а Джон Лоу вошел в историю как отец инфляции.

    Видео: Как разорить всю Францию | Джон Ло — гений, мошенник, экономист