Высокая инфляция и замедление экономического роста вызывают опасения, что экономика движется к стагфляции. При таком сценарии уязвимыми становятся рынки. Возможна ли стагфляция сейчас и как от нее защититься инвестору?

Содержание

    В мировой экономике нарастают стагфляционные силы. Об этом все громче кричат заголовки газет, предупреждают многие аналитики.

    Стагфляция — явление, сочетающее в себе три фактора: вялый экономический рост или его отсутствие (стагнация ), высокую инфляцию и безработицу.

    Такое сочетание резко сокращает центробанкам пространство для маневра. Поднять ставки и тем самым обуздать инфляцию невозможно без ущерба экономике — как правило, повышение ставок ведет к замедлению экономического роста. Верно и обратное — снижение ставок поддерживает экономику, но еще больше взвинчивает инфляцию.

    Читайте по теме:
    Что такое инфляция и как защитить от нее свои доходы
    0

    В период стагфляции мировые рынки становятся более уязвимыми к коррекции. «Высокая инфляция вынуждает ЦБ повышать процентную ставку, что давит на цены облигаций. Высокая и растущая ключевая ставка негативна и для цен на акции, особенно эмитентов , значительная часть доходов которых приходится на далекое будущее», — рассказал «РБК Инвестициям» старший аналитик УК «Альфа-Капитал» Максим Бирюков.

    В этих условиях быстрее растут производственные затраты, что снижает рентабельность компаний. Спрос и рост прибыли не оправдывает прогнозов, к тому же повышение ставок центробанков приводит к росту стоимости обслуживания и рефинансирования долга, отметила руководитель отдела макроэкономического анализа финансовой группы «Финам» Ольга Беленькая.

    Могут пострадать компании с регулируемыми тарифами, которые не способны переложить возросшие затраты в отпускные цены. К повышению ставок более уязвимы компании с высокой долговой нагрузкой, стартапы, переоцененные по рыночным мультипликаторам компании, основные денежные потоки которых ожидаются в более отдаленной перспективе, а также классические облигации , особенно долгосрочные, предупредила эксперт.

    Есть ли о чем беспокоиться инвесторам?

    «Сейчас мы наблюдаем во многих странах мира первые признаки одновременного замедления роста экономики и усиления инфляционного давления», — пишет руководитель отдела макроэкономического анализа финансовой группы «Финам» Ольга Беленькая.

    Текущая ситуация, по словам Беленькой, вызвана серьезными нарушениями в глобальных производственных и логистических цепочках после пандемии. Они усилились в третьем квартале из-за того, что распространение более заразного дельта-штамма привело к новым локдаунам, особенно во многих странах Юго-Восточной Азии. В этом регионе расположены основные мощности по производству полупроводников и автомобильных комплектующих.

    Эффект «узких мест» (нехватка материалов, комплектующих, работников, увеличение задержек и стоимости транспортировки) усилился избыточным стимулированием спроса в 2020–2021 годах в развитых экономиках и ускоренной политикой перехода на чистую энергетику в Европе и Китае. Это стало одной из причин острого дефицита энергоресурсов и вызвало резкий рост цен.

    Читайте по теме:
    Девальвация: что это и грозит ли она рублю в 2022 году
    0

    К концу сентября стоимость фьючерсов на Brent вплотную подошла к $80 за баррель, а в октябре впервые за три года преодолела отметку $86 за баррель. Цены на газ в самом ликвидном хабе Европы — голландском TTF — 6 октября взлетели до рекордного максимума $1962 за тыс. кубометров. И это при том, что еще в начале года газ стоил не более $250 за тыс. кубометров.

    Сильно выросли цены на потребительские товары, в частности на продукты питания. В США индекс потребительских цен достиг 13-летнего максимума — 5,4%. В России с 12 по 18 октября годовой показатель потребительской инфляции разогнался до 7,78%.

    Все это затормозило восстановление экономики после пандемии. На таком фоне консенсус Refinitiv ожидает замедления роста ВВП некоторых крупнейших стран: в США — до 3,8% в третьем квартале после 6,7% во втором, в Великобритании — с 5,5% до 1,5%, в Японии — с 0,5% до 0,2%, в России — с 10,5% до 4,65%. В Китае в третьем квартале рост составил 0,2% после 1,3% во втором.

    Насколько вероятен в сложившихся условиях сценарий стагфляции в мировой экономике? Мнения экспертов разошлись.

    «Стагфляция уже здесь»

    «Можно утверждать, что умеренная стагфляция уже происходит, — писал экономист Нуриэль Рубини еще в конце августа. — Инфляция растет в Соединенных Штатах и во многих странах с развитой экономикой, и рост резко замедляется, несмотря на массивные денежно-кредитные и бюджетные стимулы».

    «В каком-то смысле мы сейчас находимся в состоянии, близком к стагфляции, или в мини-стагфляции», — говорит управляющий директор Газпромбанка по направлению Private Banking Егор Сусин. Это видно по китайской экономике, которая фактически в третьем квартале перестала расти, поясняет он. И производство, и розничные продажи, и инвестиции указывают на некоторое сокращение экономики. Хотя в нынешней ситуации Китай вытягивает экспорт, но так или иначе ситуация близка к стагнации. В той же примерно фазе находится американская экономика — потребительские расходы не растут фактически с апреля, в то время как инфляция — на повышенном уровне.

    «Стагфляционный сценарий не слишком вероятен»

    Не согласен с коллегами главный стратег инвестиционной компании «Атон» Александр Кудрин. «Стагфляционный сценарий сейчас не слишком вероятен», — сказал он в интервью «РБК Инвестициям». По мнению эксперта, ситуация не соответствует стагфляции по всем трем ключевым меркам. Он отметил, что экономический рост все еще находится на высоком уровне, безработица сокращается, а часть экономистов считает, что высокая инфляция — это временное явление.

    Эксперт предположил, что восстановительный рост конца 2020 года в некоторых странах и в 2021 году оказался слишком быстрым, поэтому сейчас темпы роста замедляются. Он также отметил, что влияние на экономику оказывает пандемия — а ведь еще в начале года ожидалось, что вакцинация избавит мир от коронавируса.

    Александр Кудрин уверен, что экономике просто требуется небольшая пауза, чтобы перестроиться и выйти на устойчивые темпы роста. «То, что мы находимся, скорее, в начале нового цикла роста — в этом я почти не сомневаюсь», — сказал Александр Кудрин. По его мнению, на паузу мировой экономике понадобится чуть больше года (три-четыре-пять кварталов).

    Россия находится в лучшем положении — помогает ориентированность на сырье

    Россию, безусловно, ждет снижение экономического роста, отметил Егор Сусин. Однако «Россия стоит несколько особняком от других стран — мы выигрываем от роста цен на энергоносители, от роста спроса на энергоносители», — считает он. В Россию поступает большой приток валюты благодаря экспорту металлов, энергоносителей, удобрений и продуктов питания. Тем самым поддерживается экономический рост.

    С другой стороны, страна сильно зависит от импорта товаров конечного потребления и инвестиционных товаров, которые могут и дальше расти в цене достаточно сильно. И это формирует риски более высокой инфляции, отметил Сусин. Но, по его словам, эти риски не такие сильные, как в странах — импортерах энергоресурсов. Последние сейчас под двойным ударом, так как и энергия, и импортируемые товары сильно дорожают.

    Финансовые компании, технологии, валюты, сырье — эти активы помогут пересидеть стагфляцию

    Александр Кудрин уверен, что во время стагфляции хорошо себя будут чувствовать крупные технологические компании. Он связывает это с ускоренной цифровизацией мировых экономик. Эксперт ожидает, что данный сектор продолжит активно развиваться после того, как цифровизация различных компаний сделала большой шаг вперед в прошлом году и в первой половине нынешнего года.

    Помимо этого, в текущих реалиях, когда мы проводим больше времени дома, довольно хорошие перспективы роста будут у компаний, которые ориентированы на виртуальные развлечения — будь то игры или онлайн-кино, добавил Кудрин.

    «В сценарии стагфляции возрастает спрос на защитные активы — как от возможного сокращения спроса, так и от высокой инфляции», — пишет Ольга Беленькая. Эксперт выделила активы, которые помогут отчасти сохранить капитал:

    • облигации с защитой от инфляции (например, TIPS на американском рынке);
    • сырьевые товары (продовольствие, тактически — нефть, газ, уголь, пока спрос на них остается сильным, а также уран и металлы с учетом возросшей значимости стратегии декарбонизации для стран — потребителей энергоресурсов);
    • недвижимость;
    • акции финансового сектора (на период нормализации ДКП мировых центробанков);
    • «шорт» гособлигаций (ставка на то, что в период повышения ставок центробанков доходности гособлигаций будут расти, а цена, соответственно, снижаться);
    • акции инверсионных ETF — например, крупнейшего по капитализации глобального биржевого фонда такого рода — ETF ProShares UltraShort 20+ Year Treasury (тикер: TBT US).

    По мнению аналитиков «Тинькофф Инвестиций», уверенно чувствовать себя в период высоких цен и падения спроса также могут валюты стран — экспортеров энергоносителей, включая рубль. «Если же стагфляция примет оборот 1970-х годов, чего мы не ожидаем, то в таком случае лучше максимально обезопасить себя и пересидеть такое время в валютах различных стран», — предупредили эксперты.

    Видео: Что такое стагфляция в экономике и почему все ее боятся?